Нет здоровых людей – есть плохая диагностика. И мошенничество.

Каково это: узнать, что ты болен хроническим заболеванием, к тому же когда оно — одна из основных причин смерти в нашей стране? Тем более, узнать это совершенно случайно, из собственной амбулаторной карточки? И не потому, что врачи тщательно скрывают от тебя правду, стараясь продлить твои грешные дни… А просто потому, что амбулаторная карточка оказалась у тебя в руках. На днях такое произошло с моей женой. Впрочем, давайте по порядку.

Обработка данных по согласию

Когда-то, совсем давно, жена уронила утюг на ногу, он повредил ноготь большого пальца. Операция по удалению ногтя ей не помогла и жена записалась на прием к врачу-подологу, в кожвендиспансер. Врач направила жену в поликлинику – сдать анализ на грибок.

Жена записалась на прием и пришла в назначенное время в регистратуру. Электронную, между прочим. Довольно удобно: приходишь, а на тебя уже заведена амбулаторная карточка по данным всех обращений в разные медучреждения. Потому что ты давал согласие на обработку своих персональных данных.

Обычно амбулаторную карточку на руки не выдают, ее забирает медсестра врачебного кабинета. Сегодня что-то пошло не так – карточку выдали жене на руки. Она, естественно, ее посмотрела – и удивилась…

Поликлиника полна неожиданностей

В амбулаторной карточке было записано, что в 2017 году жена обращалась на прием к терапевту поликлиники ЦРБ Пензенского района. И, по заключению врача, жена страдает гипертонической болезнью с преимущественным поражением сердца без сердечной недостаточности (слава богу)!

Нет здоровых людей – есть плохая диагностика. И мошенничество.

Но есть одна неувязочка: жена никогда, никому и нигде не жаловалась на повышенное артериальное давление. Она, вообще-то, гипотоник. И поэтому любит кофе. Дальше – больше… В 2017г. жена вообще не обращалась к врачу, тем более в связи с несуществующей гипертонией.

Жена попросила прояснить ситуацию врача-терапевта, сделавшей запись о приеме по поводу гипертонической болезни и принимающей на алферьевском ФАПе. Оказалось, что врач «не при делах»… Удивившись, что наличие записи о несуществующей болезни для жены принципиально, доктор пояснила, что на момент мнимого обращения за помощью она вообще еще не работала в ЦРБ Пензенского района. И помогла: выяснила, что «гипертоническая болезнь» у жены появилась во время прохождения ей диспансеризации в 2016 году.

Вы еще не больны? Тогда приходите на диспансеризацию!

Нет здоровых людей – есть плохая диагностика. И мошенничество.

В 2016 году жена, действительно, прошла диспансеризацию. Жена вспоминает, что врач, давая направление на прохождение обследований в рамках диспансеризации, ее даже на кушетку не положила (она, кушетка, была занята отчетной документацией и амбулаторными картами). Давление, правда, измерила – и оно было абсолютно нормальным. Такое бывает, когда человек ведет здоровый образ жизни, следит за весом и не переживает по пустякам. Тогда откуда взялся диагноз?

О диспансеризации

Для врачей диспансеризация – неизбежное зло. Им нужно выявлять недуги, чтобы потом их героически лечить. С врачей требуют отчеты о проведенной «диспансеризации» по всей вертикали управления здравоохранением, в том числе о выявлении заболеваний и о проведенном лечении.

Отсюда случаются казусы: то диспансеризацию проходит человек, который недавно помер, то неожиданно для себя больной узнает, что он был на приеме у врача, хотя в больнице не был.

Но жена-то в больнице была! Она пришла на прием, у нее ничего достойного внимания не обнаружилось… Обидно ведь, что есть еще здоровое население! Поэтому получайте болезнь, которой нет! Вы спросите: а что же с заболеванием?

Проще лечить несуществующие болезни

Всё просто: дальше или болезнь появится, или будет прекрасная возможность показать эффективность проведенного лечения: лечить легче болезнь, которой нет. Кому это нужно? Не пациенту.

Нет здоровых людей – есть плохая диагностика. И мошенничество.

Очевидно, что выдумывание заболеваний, которых у человека нет, приводят к искажению государственной статистической отчетности. Уголовно наказуемое преступление, между прочим. Искажение статистики затем ведет к ошибкам в выводах и в планировании развития здравоохранения и социальных программ. Возможно, что и пенсионный грабеж населения был проведен из-за «ошибки» медицинского ведомства?

Существует установка на раннее выявление заболеваний и взятие человека на диспансерный учет по результатам проведенной диспансеризации. Чем больше выявлено больных – тем лучше проведена диспансеризация. Но ведь не ценой выдумывания несуществующих диагнозов!

Нет здоровых людей – есть плохая диагностика! И мошенничество.

Да, мы еще забыли о том, что за каждый случай проведенной «диспансеризации» и за каждое посещение больница  получает деньги из ФОМС. Поэтому и происходят приписки.

Диспансеризация

Об этом знают все: и врачи, и специалисты ФОМС. Но продолжают играть в бессмысленную игру в оздоровление населения.

Больные об этом тоже знают. И здоровые люди узнают совершенно случайно о своем «заболевании». Нет здоровых людей – есть плохая диагностика! И мошенничество. Как в случае с моей женой: сначала выставили несуществующий диагноз, а потом стали накручивать «посещения», утилизируя бюджетные деньги.

Прогресс на службе здоровья?

Играть в эти игры с достижениями помогает электронная регистратура и единая электронная база данных, работающая в системе здравоохранения. Не самая удобная, в чем давно убедились врачи и пациенты.

Нет здоровых людей – есть плохая диагностика. И мошенничество.

Давая согласие в медицинской организации на обработку персональных данных, вы можете оказаться в неприятной ситуации. Например, когда любопытный и заинтересованный медицинский работник захочет узнать ваш Anamnesis morbi. А, может быть, и vitae.

В случае с моей женой это оказалась несуществующая, но неприятная и распространенная гипертоническая болезнь. Почему не сифилис? Или ВИЧ-инфекция? Захотели поставили диагноз, захотели – сняли.

Кстати: врач, убедившись в том, что жену приписанный диагноз не удовлетворяет, предложила его убрать из электронной базы данных. А это лишь подтверждает мысль о том, какое поле для коррупции и нарушений Законов РФ предоставляют электронные базы данных в медицине.

А если у человека ВИЧ-инфекция?

ВИЧ-инфекция – пока еще не тот диагноз, которого не стесняются. Более того, заболевание может стать причиной абсолютно незаконного выдавливания человека с работы. Или проблем со знакомыми и близкими.

К счастью, всё не так уж и печально. В электронной базе данных информации о диагнозе «ВИЧ-инфекция» вы не найдете. А вот узнать, каких врачей вы посещали в последние месяцы – реально. Как и то, что в городе не так уж много врачей и место их работы вовсе не засекречено. Знаешь, что врач Пупкина работает в Центре СПИД? Понятненько… О диспансеризации больных ВИЧ-инфекцией читайте здесь.

Успокаивает? Надеюсь, что да… Не может успокаивать лишь одно: если эпидемия будет развиваться нынешними темпами, то диагноз ВИЧ-инфекция станет обыденным и болезнь ворвется в каждую семью.

Выводы:

  1. Будьте внимательны, подписывая согласие на обработку ваших персональных данных. Вы этого делать не обязаны. И отказывать вам в помощи по этой причине не имеют права.
  2. Диспансеризация в России – внешне привлекательный, но довольно бестолковый проект, не обеспеченный людскими и материальными ресурсами. К тому же на этот проект бестолково тратятся бюджетные средства.
  3. Пройдя «диспансеризацию» один раз не удивляйтесь, обнаружив у себя кучу болячек в результате посещений врача, которых не было. Врачу нужно отчитываться, а больнице хочется зарабатывать деньги. Но при чем тут вы? Вы же не хотите быть соучастниками мошенничества?
  4. Формальность диспансеризации и приписки этот проект МЗ РФ уже дискредитировали. Среди моих знакомых довольно много людей, которые решили не подыгрывать чиновникам в их медицинских играх. Жена заявила: больше на «диспансеризацию» – ни  ногой!
  5. Очень неприятно, когда обращаясь в больницу с одной болезнью, человек «подцепляет» там другую. Только потому, что в медицинской организации не работает система контроля санитарно-противоэпидемического режима.

Но это уже предмет одного из следующих постов. Нельзя врачу-эпидемиологу болеть и обращаться в медицинские учреждения. Это может привести к неблагоприятным последствиям.

Автор статьи: Олейник Сергей Викторович, врач-эпидемиолог, организатор здравоохранения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *