Медработник – профессия опасная

В последние месяцы поменьше стало новостей о насилии в отношении медицинских работников. А то ведь каждый месяц: то врача избили на приеме, то на вызове хотели изнасиловать врача «скорой помощи». Медработник – профессия опасная. Но, оказывается, врачам нужно остерегаться не только невменяемых пациентов.

Пензенская область, такая внешне спокойная, подтвердила правоту пословицы «в тихом омуте черти водятся»… Да какие черти! Вы, наверное, и не видели таких чертей: упитанные, усатые, на передок слабые. Были случаи на заре туманной юности, когда врач изнасиловал пациентку… Были случаи служебных медицинских романов со счастливым концом и наоборот. Но случаев, когда министр здравоохранения насилует врача – такого на моей длинной памяти не припоминаю…

Прыщ сладострастный

Думаю, что не было таких случаев в истории российской медицины. А, может быть, омут слишком глубок, даже дерьмо не всегда всплывает. А тут – на тебе, всплыло, да со зловонным запахом на всю страну. В майские праздники пришла весть из соцсетей: министр здравоохранения В.Стрючков изнасиловал женщину.

медицинский работник - профессия опасная

Не просто изнасиловал, а в состоянии алкогольного опьянения и с изрядным зверством, используя оптический прицел. Видно, не изучил своевременно особенности строения женской половой системы. Решил восполнить пробел в знаниях. Место и время, правда, выбрал неудачное: на собственной охотничьей заимке, на тихом отдыхе в областной глубинке.

Отдых был заслуженный – отпускной. То есть министр находился в отпуске – и вдруг уволился по собственному желанию накануне совершения тяжкого преступления. Знающие люди из социальных сетей сразу пояснили – заявление прыщ сладострастный написал задним числом. И оно было удовлетворено. Соответственно сделан вывод: лицом, подписавшим заявление «по собственному желанию», был совершен должностной подлог.

Лирическое отступление

Должностной подлог, совершенный по команде главного врача, например, это обычное дело. Он дает команду начальнику отдела кадров и та легко делает нужный приказ – свободные номера приказов всегда есть хотя бы в течение месяца. И ничего, если это делается в интересах сотрудника, который никого не изнасиловал.

Меня уволили «по статье» по команде и с ведома бывшего министра, а ныне насильника, предварительно, «задним числом» оформив приказ об отмене сокращения должности. Да, я отказался работать с негодяями по собственной воле – бывает и такое. Не хотелось врать и выдавать желаемое за действительное.

Главный врач – обычная шестерка, послушно выполнил указание министра, ни о чем не беспокоясь. Был уверен в том, что будущий насильник его прикроет. И не ошибся.

Приказ был сфабрикован, подчиненными главного врача. Им хотелось продолжать холуйствовать дальше. Рострудинспекция нарушений не нашла, судья отказалась приобщать к делу доказательства. А кто защищал главного врача в суде? Правильно, юрист министерства здравоохранения.

Это я к тому, что должностной подлог и фальсификация доказательств для суда в исполнении главного врача медицинской организации – дело житейское. Особенно если это делается под прикрытием капитана здравоохраненческой «сборной». Но чтобы должностной подлог совершал губернатор – это явный перебор.

Моё слово – закон. А Закон тут – я!

То есть изнасилование, получается, было совершено бывшим министром, фактически безработным. Получается, что уволили Стрючкова, не оценив его заслуг перед здравоохранением – он и напился. И в состоянии измененного сознания не совладал со своей крайней плотью. Есть грех… А кто без греха?

Медицинский работник - профессия опасная
Соблюдай технику безопасности на рабочем месте!

Нет, действительно, мало ли случаев служебных романов? И отказывают прыщам сладострастным непонятливые женщины – бывает… Но это, конечно, не повод, чтобы насиловать. Люди из социальных сетей сообщили, что за министром слава Дон Жуана закрепилась прочно. Пользовался он, утверждают, служебным положением и ранее – но без тяжких для своего здоровья последствий. А тут не повезло.

Что интересно: отдельные персонажи из тех же социальных сетей начали министру сочувствовать… Стали выдвигать разные версии. В том числе о том, что министра «подставили». Не захотел оставить руль «заоптимизированного» пензенского здравозахоронения – вот его и взяли, как в крутом детективе, тепленьким, с женщиной. Идеальная ситуация для вербовки и покладистости объекта. И тут в этом омуте (то есть версии) всплывает имя губернатора. Кого может не устраивать работа вождя здравоохранения региона, кроме жителей Пензенской области? Только губернатора, да ещё российский минздрав.

Версии, версии – сотни версий

Я против этой версии категорически. Хотя бы потому, что взять тепленьким министра можно было и без изнасилования. Да и предполагать, что «на живца» с изнасилованием согласится даже самая отстойная женщина – это маловероятно.

Профилактика ВИЧ и секс-бизнес
Всегда готовы!

Люди из социальных сетей утверждали, что изнасилованной оказалась не девочка с трассы, а врач участковой больницы. И что эта женщина написала заявление в полицию об изнасиловании. А еще стало известно, что пострадавшая ухаживала за матерью министра во время болезни. Согласитесь, странный способ благодарности от любящего сына. Если тот, конечно, не конченый негодяй. Это многое объясняет.

Специальные люди из социальных сетей тут же начали выдвигать версии… О том, что, возможно, и изнасилования не было. Нужно понимать: версии не нужны, когда правоохранительные органы разъясняют ситуацию и свои действия. А тут официальный представитель Следственного Комитета доводит до взбудораженной общественности, что на самом верху принято решение не комментировать случившееся.

Люди разумные сразу сделали выводы:

  • преступление было совершено;
  • преступление совершено министром;
  • меры по пресечению не предприняты или о них ничего не хотят сообщать;
  • дело пытаются замять.

К последнему выводу приходят, не получая ответа на вопрос: почему преступник остается на свободе?

И еще вопрос: кто может оказать воздействие на правоохранительные органы, чтобы преступник избежал наказания?

Хотя, какой преступник? Мы не юриспруденты, но понимаем, что преступником человека может назвать только суд. А до суда он для всех – подозреваемый в совершении тяжкого преступления. Но вопрос, почему он на свободе, остается. Обычный Вася Пупкин давно бы сидел в СИЗО. И ожидал теплого приема в колонии. Там обычно особенно привечают любителей секса по принуждению.

Лирическое отступление

ЛНе секрет, что в России проблема наркомании и ВИЧ-инфекции криминализирована чрезвычайно. Поэтому профилактические программы, которые реализовывались ОФ «АнтиСПИД», были нацелены не только на потребителей наркотиков, но и на осужденных.

Думаю, многие из них помнят, как в Пензенскую область и пензенские колонии зашли  со своими программами «Врачи без границ» и ОФ «АнтиСПИД». Но не все знают, как этим программам противодействовал бывший министр Стрючков и его подчиненные и как это повлияло на эпидемию ВИЧ-инфекции в Пензенской области.

Бывший губернатор, В.Бочкарев, пытался изменить ситуацию в области. Он, как говорится, «нагнул» министра, заставив принять меня на работу. Но не смог заставить его думать. В России назначают на руководящие должности послушных, ожидая, что они сразу станут умными и будут работать креативно и эффективно. Кузьмичу не хватило времени и здоровья.

Есть женщины в русских селеньях…

Так вот, о женщинах… Сердобольные люди из социальных сетей, видимо, руководствуясь пословицей «сучка не захочет – кобель не вскочит» сразу начали клеймить позором пострадавшую. По информации СК РФ ей, кстати, всего 27 лет. Годится насильнику в дочери.

Мол, нечего было на заимку с пьяными мужиками ездить! Зачем поехала? Наверное, более высокую должность зарабатывать доступными ей средствами? В общем, все беды – от женщин. Не писали, разве что, как она заставила министра под дулом карабина себя изнасиловать с применением технических средств охоты.

Медицинский работник - профессия опасная

Совершенно очевидно, что ее пытались убедить забрать заявление. Ну, а, спустя почти месяц после совершенного преступления Следственный Комитет все-таки задерживает бывшего министра. Под предлогом его возможного бегства за рубеж. У СК не было возможности тянуть дальше с мерой пресечения прыщу сладострастному.

А еще это говорит о том, что женщина заявления не забрала. Оно и правильно: иначе бы она отвечала за лжесвидетельствование, оклеветав честного и неподкупного министра. В общем, женщина повела себя по-мужски, не в пример некоторым проститутка в штанах.

Задержали – и отпустили

СК насильника задержал – ровно для того, чтобы его сразу отпустил под домашний арест на два месяца Первомайский суд. Пензенское правосудие опять отличилось: это нонсенс – отпускать под домашний арест гражданина, минимальная санкция за совершенное преступление предусмотрена сроком на 6 лет!

Для такого гуманного и нестандартного решения у суда должны быть веские основания. Одно из основных: наличие работы и превосходные характеристики. С превосходными характеристиками все понятно: в пензенском здравоохранении члену «сборной» всегда дадут лучшие аттестации.

Могут инициировать коллективное обращение в суд прогрессивной медицинской общественности. Как это делается, чтобы иметь возможность продлить срок действия контракта главному врачу, достигшему предельного возраста, «нагнув» его подчиненных.

А вот что делать с работой? Министр-то бывший – безработный. Он написал заявление «по собственному»… И тут же возникает вопрос: кто мог воздействовать на наш неподкупный и независимый Первомайский суд, с тем, чтобы насильник пошел не в СИЗО, а под домашний арест?

Почему молчит Прокуратура?

Прокуратура просила самого строгого решения у суда, как следует из сообщений в СМИ. Но суд с мнением Прокуратуры не согласился. Или это мнение было не слишком настойчивым? И опротестовать решение суда прокуратура почему-то (почему?) не захотела…

Любопытно, что сделана попытка представить дело так, будто Стрючков задержан за некие коррупционные преступления. Якобы, им была неправильно заполнена налоговая декларация. Но с этим все понятно: в данном случае обвинение в коррупции лучше, чем срок за изнасилование.

О противоречиях в показания

В общем, нужно ждать решения суда. Оно ожидается нелегким. Ведь знающие люди из социальных сетей утверждают, что пострадавшая женщина-врач прибыла на заимку не просто так, а, якобы, для оказания помощи перебравшему алкоголя коллеге.

Да тут еще некоторые информационные агентства, находящиеся на прикорме Управления внутренней политики Правительства Пензенской области (как утверждают люди из социальных сетей), делают интересные заявления. Из них следует, что существуют некоторые противоречия в свидетельских показаниях, позволяющих, якобы, усомниться в том, что изнасилование имело место.

Что ждать от справедливого суда?

Это означает, что если суд коррумпирован и подвергается давлению, то судья будет игнорировать все показания, подтверждающие версию изнасилования. И напротив – обвинять во всем пострадавшую женщину. Не удивлюсь, если алкогольное опьянение будет расценено как смягчающее вину экс-министра обстоятельство. А то, что медработник — профессия опасная — как данность.

Медицинский работник - профессия опасная

Существует еще одна болезненная тема: роль других людей, бывших в момент совершения преступления или при подготовке к нему, на заимке. Выяснение роли каждого из них в пособничестве совершению преступления. Очевидно, что эти люди будут оправдывать экс-министра и «топить» пострадавшую. Иначе преступление может неожиданно стать групповым.

О том, что пензенские судьи относятся вполне лояльно к лжесвидетельствованию сотрудников медицинских организаций, понятно из моих «лирических отступлений». Вопрос в одном: кому это надо и кому выгодно?

Кому выгодно?

Во всей этой истории было сделано немало глупых шагов. Главный из них – попытка «замять» совершение преступления. Цель – не выносить сор из избы и сохранить благостный, пасторальный образ Пензенской области перед скорыми выборами.

Уже понятно, что эти шаги нанесли серьезный урон «Единой России», имидж которой и так безнадежно замаран непопулярными законами, поддержанными местными партфункционерами, ведомыми губернатором.

Трус не играет в хоккей!

Намного умнее было бы насильника «сдать» под предлогом чистки рядов. Напомнив, что не нынешний губернатор министра на должность назначал. И ни в какие ворота не лезет то, что губернатор не высказал своего личного отношения к совершенному преступлению, в котором обвинялся министр.

Но губернатора подвело желание следовать принципу «своих не бросаем», «мы – члены одной команды» или «он, конечно, сукин сын… но он наш сукин сын». Это же не хоккей с игрой в поддавки. Губернатор отвечает лично за ошибки подчиненных, но не должен отвечать за совершенные ими преступления и прикрывать жуликов и насильников.

Так что будем ждать решений суда и отношения его к тезису «преступник должен сидеть в тюрьме». О том, что медицинский работник профессия опасная, уже не должно оставаться сомнений.

Автор статьи: Олейник Сергей Викторович, врач-эпидемиолог, организатор здравоохранения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *