Заместительная терапия

Недавний цикл статей о сравнительном опыте организации секс-бизнеса в царской и современной России вызвал небольшую дискуссию. Меня даже обвинили в недостаточной нравственности. А также (о, ужас!) в готовности одобрить и поддержать развитие программ полового воспитания и заместительной терапии. Разочарую: раскаиваться не собираюсь и, будь моя воля, сделал бы это немедленно. В этой статье мы расскажем о том, что такое заместительная терапия.

Хотелось бы всех поимённо назвать…

Сразу признаюсь: я не нарколог. Но, по работе и по жизни нахожусь в дружеских и профессиональных отношениях с видными российскими наркологами. Проблему наркомании знаю достаточно хорошо – руководил с 1995 года общественной организацией в Пензе. С 1997 года мы проводили программы снижения вреда в Пензе почти «полного цикла».

Это означает, что мы реализовывали проекты среди наркозависимых, секс-работниц и осужденных. Еще раньше, году этак в 1992, в Центре СПИД г.Пензы мы начали работать с гомосексуалами, организовав «голубую гостиную» и войдя в среду МСМ.

профилактика среди наркозависимых

Отмечу также, что не имел бы морального права говорить об опыте, если бы не помощь и участие в наших проектах великолепной команды аутрич-работников. ПИН, специалистов, волонтеров. Эта команда – самое большое и значимое достижение ОФ «АнтиСПИД». О том, насколько проекты фонда работали эффективно, можно прочитать здесь.

Красные стрелки — остановка работы программы СВ в Пензе. Зеленая стрелка — возобновление работы программы.

А еще мы знаем, сколько людей, прошедших через программы снижения вреда (клиентов и сотрудников), смогли отказаться от наркотиков и не получили ВИЧ. Поэтому и был задан прямой вопрос в группу ВК: расскажите, кому из вас навредило «снижение вреда» и половое воспитание?

Об эффективности свидетельствует и статистика: после прекращения стабильного финансирования эпидемическая ситуация в Пензе резко ухудшилась и продолжает ухудшаться. С «европейского» показателя заболеваемости (7 на 100 тыс. населения) мы «опустились», до нынешних 35-40 на 100 тысяч. И это – не предел для достижения дна, а вопрос времени и скверной перспективы.

Зачем нужна заместительная терапия?

Мой оппонент, заявивший о чуждости снижения вреда и полового воспитания, сообщил о том, как стал интересоваться наркотиками после лекций, проведенных в его школе. И с гордостью заявил, что для того, чтобы наркотики бросить, нужны воля и желание.

Я с ним согласен с одной лишь оговоркой:  иногда для этого требуется много времени. Его бывает недостаточно, чтобы стать трезвым, но вполне хватает для того, чтобы получить гепатиты, ВИЧ-инфекцию и туберкулёз. И даже от них умереть. Мы в фонде тоже прошли через потери, не все смогли справиться с зависимостью. Помним и Сироту с его «золотым уколом», и Сергея Злобина. Скверное ощущение от того, что красивый мужик угасает от наркотиков и туберкулеза. Не всем хватило силы воли.

Ожидаемо, что историй не было. Кроме первой, свидетельствующей не о влиянии полового воспитания на здоровье человека, а безобразном качестве работы по профилактике наркомании. Могу смело утверждать: внедрение заместительной терапии при своевременном развертывании этих программ могло бы сдержать эпидемию ВИЧ-инфекции в стране.

Что такое заместительная терапия?

Это метод лечения наркотической зависимости и профилактики ВИЧ-инфекций, основанный на замещении. Замещаются опиаты, давшие старт эпидемии ВИЧ в России, на другие наркотические вещества. Наиболее известные среди них – метадон и бупренорфин.

Как формируется зависимость от опиатов? Бывает, что сразу, а бывает, что для этого требуется и время. Одна инъекция не всегда вызывает удовольствие (это из серии «не распробовал»). Повторяющиеся инъекции вызывают привыкание, психологическую зависимость. Затем, встраиваясь в метаболизм, наркотики при прекращении их употребления вызывают «синдром отмены». Это – физическая зависимость.

обмен шприцев

Нет инъекции наркотика – наступает резкое ухудшение настроения и физического состояния, известное как «ломка». Человек не способен ни учиться, ни трудиться. Все мысли заняты лишь поиском денег на очередную «дозу». Купить «ханку» или героин в середине 90-х  и позже труда не составляло. Тем более не составляет сейчас – на помощь страждущим приходит Интернет.

«Ломка» исчезает после очередной инъекции, но ненадолго. Иногда требуется в течение суток 3-4 введения наркотиков. Человек находится в состоянии измененного сознания, всякого рода «нравоучения и увещевания, уговоры и угрозы» ему параллельны. Поэтому сразу после «прокапывания» в наркологии или спустя небольшое время, потребление возобновляется. Можно на время снять физическую зависимость, но психологическая зависимость остается.

Как действуют препараты для заместительной терапии?

Наши друзья и коллеги, работавшие в программе снижения вреда и бывшие ее клиентами, хорошо известно главное. Нельзя избавиться от наркотической зависимости, но можно научиться с ней жить. Учиться приходится по-разному: кому-то помогает любимая, другому – новые друзья, третьим – сотрудники программы снижения вреда и реабилитационных центров. Как правило, работающих на основе 12-шаговых программ. Они выполняют функции психологов. Но психологическая работа с обдолбаным наркоманом малоэффективна.

Выйти из этой ситуации помогает заместительная терапия. Графически это можно изобразить следующим образом:

Вертикальной зеленой линией ограничен коридор, внутри которого – зона относительного комфорта. Опиаты (синяя линия) приводят к возбуждению и получению удовольствия, но длится оно не долго, сменяется депрессией. Чтобы из нее выйти, нужна очередная инъекция наркотика. На графике момент введения наркотика изображен синей стрелкой.

Однократное введение препарата для ЗТ (красная стрелка) позволяет сохранить время пребывания в зоне комфорта в течение суток. Разумеется, не при введении криминального метадона, а в результате употребления рассчитанной специалистами дозы. На графике состояние пациента под влиянием препарата для ЗТ изображено красной линией.

Потребители наркотиков под опиатами и ЗТ. Есть ли разница?

Вид потребителя наркотика в разных фазах своего состояния знают многие. А вот под препаратами ЗТ – далеко не все. Мне посчастливилось видеть, как работают программы ЗТ в западных странах. Наблюдать пациентов программ ЗТ – тоже. Могу ответственно сказать: потребители наркотиков «под препаратами ЗТ» ничем не отличаются от людей, которые наркотики не употребляют.

татуировки

Иногда, правда, их отличают татуировки – последствия бурно прожитой жизни. Но ведь сейчас посмотришь на иного российского спортсмена или девушку в магазинчике или салоне сотовой связи… Они будто только что с зоны «откинулись».

Самое главное отличие – не внешнее. Пациенты, находящиеся в программе ЗТ абсолютно адекватны и социализированы. Они работают и имеют семьи. С ними эффективно работают и специалисты по лечению зависимостей, психологи. По мере продвижения лечения доза, которую получает пациент, может уменьшаться – вплоть до полного отказа от введения препаратов.

Эффективность ЗТ

автобус

Признаться, я не большой фанат ЗТ как эффективного способа предотвращения передачи ВИЧ. По мне так регулярное участие наркозависимых и увеличение количества участников программы обмена шприцев более эффективно для сдерживания эпидемии. Учитывая, что в отличие от ЗТ, обмен шприцев способен охватить больше наркозависимых. 

ЗТ, на мой взгляд, это больше лечебная программа, чем профилактическая. Хотя уже одно то, что препараты ЗТ вводятся не через инъекцию – уже прямое воздействие на передачу ВИЧ. Идеально, когда оба подхода доступны в рамках программы снижения вреда. В этом случае эффективность лечения и профилактики резко увеличивается.

Заключение.

Меня, конечно, можно обвинить в безнравственности. В том, что я поддерживаю программы, которые наше теперешнее пока еще руководство здравоохранением не поддерживает. Да, я, конечно, не святой. Не во всём соответствую Моральному кодексу строителя коммунизма.

Однако, на мой взгляд, более безнравственно чинить препятствия работе программ, позволяющих сберегать человеческие жизни. Нравственно – оказывать помощь людям не в далеком будущем, ставя утопические цели, а работать на профилактику и лечение здесь и сейчас. Для этого нужно относиться к больным как к людям, но не как преступникам.

Нельзя также забывать, что далеко не все наркозависимые могут стать участниками программы ЗТ. Для входа в программу существует серьезный отбор и кандидат должен удовлетворять определенным требованиям. Но это уже совсем другая история.

Автор статьи: Олейник Сергей Викторович, врач-эпидемиолог, организатор здравоохранения.

Резюме — https://docs.google.com/document/d/1S5W9Eokf9k0a8gCssuPxxny—3LYM6wnOh0EqwBoMhw/edit?usp=sharing  Электронная почта: soleynik2008@yandex.ru Страница ВК: https://vk.com/id432737701  Блог ЖЖ: https://aidsexpert.livejournal.com/ Твиттер-аккаунт: https://twitter.com/aidsexpert Канал на Яндекс Дзен: «О ВИЧ-инфекции популярно»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *