Деньги и ВИЧ-инфекция

Нет пророков в своем отечестве. Аналитиков у лиц, принимающих решения – тоже нет. Деньги они, может быть, и умеют считать – но только в своих карманах. Бюджетные деньги для ЛПР – песок. Иногда золотой, имеющий свойство не утекать сквозь пальцы, а конвертироваться и оседать на личных счетах в иностранных банках. В этой статье обсудим проблему нехватки денег и ВИЧ-инфекцию.

За бюджетные деньги нужно отчитываться. Проще всего отчитываться за средства, которые направляются на благие цели. Например, на лечение людей, больных ВИЧ-инфекцией. Тем более, что за него платит де-юре государство (налогоплательщики – де-факто). Это закреплено российскими законами.

Финансы поют романсы

Экономия бюджетных средств (благая цель) заставила перейти к централизованным закупкам. Для того чтобы снизить стоимость препаратов, государственные закупки осуществляются через торги. Это позволило снизить стоимость лекарств и увеличить охват больных лечением.

Деньги и ВИЧ-инфекция

Но все имеет оборотную сторону: как утверждают активисты пациентских организаций, экономия осуществлялась за счет закупок более дешевых, но устаревших (менее качественных) препаратов. А еще работа в соответствии с 44-ФЗ привела к перебоям в обеспечении больных препаратами. И — коррупции.

Очевидно также, что чем больше больных на территории, тем значительнее требуются затраты на лечение ВИЧ-инфекции. Это – аксиома. О ней в самом начале эпидемии говорил еще не академик В.Покровский и другие специалисты – аналитики. Они предлагали увеличить затраты на профилактику – чтобы снизить количество вновь инфицирующихся ВИЧ. Специалистов никто не слушал.

«Середнячком» быть выгодно?

В выбранных нами произвольно регионах ситуация по ВИЧ-инфекции неодинакова. В двух из пяти выраженность проблемы в 2017г. была оценена экспертами как средняя, в двух – ниже среднего, а в Орловской области вообще низкая.

Лишь в одном из этих регионов (Нижегородская область – административный центр ПФО) дотационность бюджета была менее 10%. В остальных она достигала 40%. А теперь посмотрим, какие средства в 2017г. были выделены в этих регионах в расчете на 1 больного.

Что же у нас получается? Больше всего средств «на ВИЧ-инфекцию» выделено региону, имеющему наибольшее число больных (Нижегородская область – 349,2 млн.). Это подтверждает точку зрения экспертов, высказанную еще в начале эпидемии:

Меньше всего средств (37,4 млн.) выделено области, на территории которой проживает меньше всего больных (Псковская область – 1144). Этот регион так «отмечен» за эффективную профилактическую работу? Среди произвольно выбранных нами регионов в Псковской области – самые низкие уровни пораженности и заболеваемости населения. Увы, это так!

Для Псковской области важность проблемы ВИЧ-инфекции в 2017г. была оценена как «ниже среднего». Орловская область, выраженность проблемы ВИЧ-инфекции в которой была оценена как «низкая», демонстрировала более высокую пораженность населения, чем Брянская область (выраженность проблемы «ниже среднего») и в 2 раза бОльшую заболеваемость, чем в Псковской области (выраженность проблемы «ниже среднего»).

Помогать нужно тем, кто везёт!

Специалисты сразу скажут, что считать выделенные средства нужно на одну больную душу – и будут правы. Давайте посчитаем…

Посчитали. Выходит, что наиболее эффективная по эпидемиологическим критериям (пораженность и заболеваемость) Псковская область денег на душу населения получила в 2 раза больше, чем Нижегородская область, на территории которой проживало почти в 20 раз больше больных.

Но меньше всего средств (в расчете на 1 больную душу) получила Орловская область. Та самая, важность проблемы для которой экспертами была оценена как «низкая». Логика понятная и ущербная: раз важность низкая, то зачем давать больше средств?

Вы, конечно, заметили, что оценивать количество выделенных из федерального бюджета средств в расчете на численность населения мы не стали. Это самый глупый «уравнивающий» подход.

Шура, берегите карманы!

А еще важно считать средства, полученные из разных «карманов».  В отчетных формах отдельной строкой указывается вклад территорий в борьбу с ВИЧ-инфекцией в общей массе финансирования. Увы, в 2017г., если верить цифрам сайта, вклад регионального бюджета отличался от нулевого значения лишь в Пензенской (17%) и Орловской областях.

Возможно, остальные региональные минздравы поскромничали, но какой в этом смысл? Выделение дополнительных средств должно свидетельствовать о внимании, которое местный губернатор и правительство уделяют борьбе с ВИЧ-инфекцией на территории.

Респект губернатору

Вот только тогда получается, что логика выделения средств из федерального бюджета совсем непонятна. В Пензенской области губернаторское «вливание» позволило существенно увеличить количество средств на 1 больного.

Если бы не решение И.Белозерцева, в Пензенской области на 1 больного пришлось бы всего 16,9 тысяч рублей – так же, как в малодотационной и наиболее неблагополучной по ВИЧ-инфекции Нижегородской области. Но больше, чем в относительно благополучной Орловской области.

Позиция губернатора Пензенской области заслуживает высокой оценки и уважения. Но, как всегда, есть маленькое «но»… Выделенные средства позволили не сделать рывок вперед, а просто не отстать от других регионов. Почему это могло произойти? Известно, что губернаторы не любят запускать руку в свой карман, когда есть карман федеральный…

Почему нужны дополнительные средства?

Дополнительные средства нужны – их всегда не хватает. Особенно, когда наплевательски относились к мнению экспертов о профилактике и тупо не оценили масштабы грядущей катастрофы – денег в бюджете не будет!

Деньги и ВИЧ-инфекция

Дополнительные средства требуются, когда региональный минздрав и подведомственная заинтересованная служба что-то не учла. И это что-то, чаще всего – рост заболеваемости на фоне отсутствия профилактических программ. А значит – увеличение числа больных, в том числе нуждающихся в получении АРВТ. То есть – банальные просчеты в планировании.

Поэтому кроме гордости за благое дело (обеспечить лечение больных – дело благое), рачительный губернатор должен поинтересоваться:

  1. Почему потребовались дополнительные средства?
  2. Были ли достаточными меры, направленные на снижение заболеваемости?
  3. Как и насколько эффективно были израсходованы выделенные ресурсы?

Если губернатор легкомысленно поверит и не проверит доводы  своих подчиненных, отвечающих на эти вопросы, то, скорее всего, ситуация будет повторяться и впредь, а средств из дотационного бюджета потребуется все больше.

Ну, а руководителям регионального здравоохранения придется встать на скользкий путь дезинформации и искажения статистики – чтобы не попасть под горячую губернаторскую руку.

Деньги – не главное. Главное – мозги.

В Интернете сообщили о жутком дефиците финансирования здравоохранения. В сообществе  заинтересованных НКО обсуждается новость: на противодействие ВИЧ-инфекции из федерального бюджета планируется выделить очень большие дополнительные суммы. Это, безусловно, хорошо…

Но специалисты понимают: дело не всегда в деньгах.

Под эффективностью мы понимаем не распил бюджетных средств, а снижение заболеваемости. То есть – профилактику. Но это тема одного из следующих постов.

Автор статьи: Олейник Сергей Викторович, врач-эпидемиолог, организатор здравоохранения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *