COVID-19: мы взобрались на плато…

Новости последних дней поражают мое неокрепшее воображение: мы взобрались на плато. Одновременно регионы начинают обгонять по пораженности населения Подмосковье, в стране растет ежедневное число зарегистрированных случаев COVID-19. Число заболевших – более 100 тысяч, мы — лидеры. Но давайте о плато: чую, что-то здесь не то…

Плато – такое желанное.

COVID-19: мы взобрались на плато…

Вспоминаю, как мы ездили на джипах на плато Бермамыт – советую совершить эту экскурсию, коли будете в Пятигорске. Ехали ближе к вечеру, чтобы посмотреть на закат в горах и Эльбрус. Отсюда его писал М. Лермонтов. Было страшновато, женщины визжали и хватались (кому повезло) за мужчин, когда джип делал непозволительный крен.

Дороги там не было – только направления. Шикарные пейзажи украшали стада лошадей и овец, да лиса, охотившаяся в 10 метрах от дороги и не обращавшая на нас никакого внимания. А тут еще стал моросить дождь и вероятность увидеть Эльбрус становилась маленькой, а съехать в пропасть – наоборот.

Пикник над пропастью

Так оно и получилось (Эльбрус мы не увидели), но зато помыли руки над пропастью и поджарили шашлык. Это удалось с большим трудом – чувствовалась нехватка кислорода. Жена потихоньку молилась и причитала: «Господи, зачем я сюда поехала? Не хочу я здесь умирать!» 

Все изменилось, когда оказалось, что фирма предусмотрела к шашлыку прицепом пару бутылок отличного дагестанского коньяка. Две бутылки на пятерых закончились подозрительно быстро.

Назад мы ехали в полной темноте, горланили песни и нисколько не печалились тому, что не увидели Эльбрус. Все чувствовали себя мужественными первопроходцами, которым пропасть справа – будто придорожный кювет. Точно также происходит в стране в связи с эпидемией COVID-19.

Вперед и вверх! Курс на плато…

Помните, как мало кто верил в то, что эпидемия к нам придет, что вирус вообще есть и он чем-то отличается от обычного гриппа? Власти были больше озабочены тем, как бы народ не разметал продукты в магазинах. При этом совершенно не понимая, что запас необходимого нужен не для того, чтобы продержаться эпидемию (когда она придет), а минимизировать походы в общественные места.

А как наши чиновники от здравоохранения рекомендовали медработникам шить маски самостоятельно, когда больных еще и не было? Как главные врачи гордились тем, что медработники в таких масках ходят в их больницах? О каких СИЗах могла идти речь? О каких обсерваторах и закрытии государственной границы?

Жутко стало потом, с наступлением «темноты». Но не всем. До сих пор многим людям COVID-19 представляется выдумкой ученых. Они как будто не смотрят новости и ведут себя, как мы на плато Бермамыт, не просыхая от коньяка.

Первой протрезвела Москва

Москва столкнулась с эпидемией первая: из теплых стран прилетели туристы. И началось… Указ, введение затянувшегося режима «повышенной готовности», оборудование стационаров для лечения COVID-19. Закрытие предприятий и организаций в рамках «самоизоляции».

Ни в какие представления о здравом смысле не укладывается, почему Москва «по-братски» поделилась с регионами инфицированными «трудовыми мигрантами», и не закрыла выезд. Может, похмелье оказалось тяжелым?

Регионы до сих пор не протрезвели

Губернаторы субъектов к этому времени только проснулись в состоянии эйфории. Похмелье их не мучило, мысли тяжкие – тоже. Иначе трудно объяснить, почему не была организована передача информации о прибывших из-за рубежа, а потом – о «мигрантах».

Губернаторы (за немногим исключением) ограничились словоблудием и имитацией активности, по обезьяньи скопировав введение режима «повышенной готовности», не подкрепленное ни массовыми обследованиями, ни жестким контролем режима самоизоляции.

Смягчаем режим!

Губернаторы вообще не обратили внимание на двухнедельное запоздание эпидемии от «московского поезда». Рост количества заболевших здесь продолжился чуть позже, но и для столичных регионов плато оказалось странным. Тем не менее Президент на днях дал четкий сигнал: спасать экономику, смягчать режим. Мол, мы вышли на плато…

COVID-19: мы взобрались на плато…

Повторил эту мысль губернатор Подмосковья А.Воробьев, свои «прогнозы» делала непотопляемая В.Скворцова, за ними последовали губернаторы, выразившие готовность возобновлять работу косметологических салонов и шиномонтажей.

Народ внимал этому благоговейно: пришла пора жарить шашлыки, весна, праздники. Люди услышав «благую весть» из оболванивателя с голубым экраном, «забили» на самоизоляцию и масочный режим. Прямо, как мы на плато Бермамыт – сам черт нам не брат! Побьем вирус алкоголем!

Плато глазами эпидемиолога

Что такое «плато»? Это когда количество новых случаев заболеваний становится почти одинаковым. В идеале оно после выхода на «плато» должно снижаться. Для эпидемиолога ужасно, когда количество новых случаев заболеваний растет взрывообразно. Это называют обычно «вспышкой».  Закончилась вспышка – все вернулось на круги своя.

COVID-19: мы взобрались на плато…

Вспышка всегда сопровождается быстрым ростом числа заболевших. В этом случае кривая роста заболевших растет не плавно, а резко взмывает вверх. Как, например, произошло в Дагестане или в Мурманской области. Удвоение количества случаев заболеваний происходит всего за 2-3 дня. Затем этот срок увеличивается. Мы, типа, выходим на плато. Число заболеваний после вспышки уменьшается, но потом вновь может расти.

COVID-19: мы взобрались на плато…

Кривая роста количества заболевших будет расти всегда, но количество самих заболевших в это время может стабилизироваться и выходить на плато. Как, например, в Пензенской области. Удвоение количества новых случаев происходит за 6-7 дней. Так в чем тогда разница?

Вспышка или постепенный рост?

Некоторые «продвинутые» граждане утверждают: коль скоро большинство людей заболеет, так что резину тянуть? Пусть это произойдет как можно быстрее! То есть, считают предпочтительным вспышечный рост заболеваемости.

Российские власти выбрали другой путь: пошли по пути постепенного роста количества заболевших, затягивания эпидемии во времени.

Цель российской власти была понятна и обозначена: избежать коллапса системы здравоохранения в результате массового поступления тяжелых больных.

Инструментом для этого была предложена «самоизоляция». Можно что угодно говорить, но во многих регионах это сделать удалось. Кроме тех, где не была допущена вспышечная заболеваемость и массовое заражение людей: в больницах, домах престарелых, больших трудовых коллективах.

Оказалось, что от вспышечной заболеваемости в закрытых коллективах «самоизоляция» не помогает, когда не хватает средств индивидуальной защиты.

Плато бывают разными

Но вернемся к нашему общероссийскому плато. Критики власти удивляются: какое же это плато, когда число заболевших в стране ежедневно растет? Я тоже удивляюсь. Мне, например, удивительно, что тезис о плато поддержала глава Роспотребнадзора А.Попова.

Еще более удивительно было, когда она объяснила беспрецедентный рост количества заболевших в Мурманской области лучшей диагностикой. Видимо, не читала мою статью на эту тему или просто не было лучшего для этой ситуации объяснения. В Дагестане все проще: виноваты протестные митинги, на которые участники явились без масок.

Даешь масочный режим!

Возможно поэтому, спустя пару дней после очередного обращения гаранта к народу, во многих регионах анонсировали всеобщий масочный режим. В общем, на смену самоизоляции приходит ношение масок. И как-то не обращают внимания на то, что в аптеках масок по-прежнему нет, а носили их большинство неинформированных граждан и раньше где-то на области гениталий.

А вот за это будем наказывать!

Интересно: теперь наши росгвардейцы будут контролировать ношение масок или еще и правильность ношения? В общем, народу на улицах полно, все держат социальную дистанцию и все в масках. Кто не в масках – тех в «воронок». Что-то мне это смутно напоминает…

Такие нудные цифры…

Но вернемся к плато – с властью и масками и так все понятно – роста количества новых случаев «по экспоненте» не наблюдается, вышли на плато. А на плато, как мы помним, есть два пути: или вверх – или в пропасть. На самое дно самого глубокого ущелья.

А.Ю.Попова, глава Роспотребнадзора

Губернатор Московской области счел, что плато достигнуто, когда стало регистрироваться около 600 случаев COVID-19 ежедневно. В Пензенской области взяли под козырек предложение о смягчении режима, когда число заболевших достигло 40 человек в день. В Мурманске – 100 человек. Разброс цифр впечатляет.

Но те, кто умеет считать правильно, знает: делать это надо на 100 тыс. населения. А.Попова об этом и Гаранту на недавней встрече сообщила. Так мы и сделаем…

Считаем правильно…

Оказывается, что для Пензенской области уровень предлагаемого плато означает на 1 мая 44 случая или 3,4 на 100 тыс. населения. Для Московской области – 797 человек или 10,4 на 100 населения ежедневно. А вот для Мурманской области, в которой диагностика (по версии А.Поповой) оказалась лучше, чем в Подмосковье, плато означает около 100 новых случаев с показателем 11-12 на 100 тыс. населения.

И.А.Белозерцев, губернатор

Это при том, что в Пензенской области к 1 мая заболели 43,3 человека на 100 тысяч населения, в Подмосковье 152,69, а в Мурманской области – 177,1 на 100 тысяч.

«Стартовые» показатели были у регионов тоже разные. В Мурманской области к моменту попадания в «группу лидеров», 10 апреля, заболело 9,0 жителей области на 100 тыс. населения. В Подмосковье к этому времени заболели 12,1 на 100 тыс., а в Пензенской области – всего 5,1 на 100 тыс.

Делаем адекватные выводы

Мне лично многое остается непонятным. Например, почему объявляя выход России на плато, предусматривающий дальнейшее снижение заболеваемости, не принимается во внимание существенные различия ситуаций в субъектах РФ и «обезьянья» привычка регионов к подражанию? Вы, на минуточку, предлагаете всем регионам достичь «плато» Подмосковья? Это не вопрос!

Никаких причин для того, чтобы не достичь «подмосковного» уровня пораженности населения субъектов РФ не существует.

Мурманская область это уже доказала. Ее догоняют Ингушетия, Северная Осетия, Ямало-Ненецкий национальный округ и Калужская область. И это не предел – в группе лидеров могут совершенно неожиданно оказаться любые российские регионы.

Почему? Потому что если раньше действия властей постоянно запаздывали, были половинчатыми, то сейчас они просто неадекватны складывающейся ситуации. Действия власти не имеют ничего общего с работой на опережение.

Последствия будут чрезвычайно тяжелы. Но, о «цене вопроса», как любят говорить нынешние «эффективные менеджеры», мы поговорим в одном из следующих постов.

Автор статьи: Олейник Сергей Викторович, врач-эпидемиолог, организатор здравоохранения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *