Избыточная смертность: «ветром надуло»?

До недавних пор ВИЧ-инфекция вносила свой вклад в дело депопуляции страны, но сейчас смертность от ВИЧ-инфекции снижается. Почему растет «избыточная» смертность? Что здесь не так? Ветром надуло или расположение планет неблагоприятно?

Смертность от ВИЧ-инфекции

За все время наблюдения за ВИЧ-инфекцией умерло 371 052 больных – 25,3% заболевших и зарегистрированных. Это – население областного центра в центральной России.

В первом полугодии 2020 года умерло 14439 инфицированных ВИЧ россиян – почти столько же, сколько потерял СССР за все годы войны в Афганистане. Ведущая причина смерти – туберкулез. Средний возраст умерших – 39 лет. Если учесть, что 72,1% заболевших получили ВИЧ в возрасте 30-50 лет, ситуацию можно считать совсем неблагополучной. Хотя чиновники утверждают обратное.

Не лечишься – готовься к погосту!

Тем не менее, смертность, связанная с ВИЧ-инфекцией, снижается на фоне прогресса в лечении больных. Результаты были бы еще лучше, если бы удалось охватить лечением всех больных. В первом полугодии 2020г. лечение в России получали 50,3% больных от числа живших с ВИЧ или 73,9% состоявших на диспансерном наблюдении.

У 273 940 больных, получающих лечение, его можно считать эффективным – они прошли обследование на определяемость вирусной нагрузки, и она оказалась неопределяемой. Это – 49,1% из 557 556 больных, получающих терапию. Или 24,7% от живущих с ВИЧ в РФ.

 Специалисты ФЦ СПИД утверждают, что большинству пациентов еще предстоит пройти это обследование, но… Что же это за лечение, контроль эффективности которого не проводится?

Может быть, «охват» лечением достигнут нашими чиновниками только на бумаге? Обследование на вирусную нагрузку (ВН) должно проводиться в среднем 1 раз в 3 месяца. Нет контроля лечения – нет и лечения.

Смертность как дамоклов меч

Смертность – это показатель, по которому оценивают качество работы органов власти. Дамоклов меч для чиновников. По смертности от любого заболевания оценивают эффективность работы профильных служб. Чиновники здесь плавают как рыба в воде. И рискуют.

Была поставлена задача снизить смертность от туберкулеза – ее стали относить к смертности от ВИЧ-инфекции (при сочетанной патологии «ВИЧ + туберкулез»).

На фоне заявленного снижения смертности от ВИЧ-инфекции, рост общей смертности населения России в 2020 году удручает. И влияет на этот показатель новая напасть – COVID-19. Об этом читайте здесь.

Смелые умирают первыми

Среди лидеров по числу умерших от COVID-19 на 100 тыс. населения: Ямало-Ненецкий НО (14,5 на 100 тыс.), Москва (36,1), Тыва (18,3), Камчатский край (15,9), Калмыкия (15,4), Мурманская область (13,2), Московская (14,6), Архангельская (19,2), Орловская (12,8) и Нижегородская (12,8) области, Ингушетия (14,5), Новгородская область (12), С.-Петербург (39,9), Тульская область (18,8), Красноярский край (12,7), Владимирская область (12,5), Тверская (12,6), Дагестан (14,6).

Регионы — лидеры по числу умерших на 100 тыс.

Многие россияне считают, что опасность COVID-19 преувеличена. Увы, вторыми умирают «смелые» и неверящие. Первыми умирают медицинские работники. Особенно там, где система здравоохранения и ее руководители оказались не готовы к массовому поступлению больных.

О готовности системы здравоохранения

Показатель умерших на 100 тысяч населения зависит как от количества заболевших, так и от эффективности и готовности системы здравоохранения.

Процент умерших от количества заболевших зависит, преимущественно, от системы здравоохранения.

Более 1,5% больных COVID-19 умерли в следующих регионах страны: Москва (1,8%), Московская область (1,7%), Архангельская (2,3%), Орловская (1,6%), Нижегородская (1,6%), Ингушетия (1,9%), Ивановская (1,6%), Новгородская (1,8%), Смоленская (1,9%), С.-Петербург (6,5%), Тульская (3,2%), Свердловская (1,5%), Красноярский край (2,5%), Владимирская (2,8%), Кировская (1,5%), Тверская (3,3%), Амурская (1,6%), Новосибирская (2,8%), Ростовская (1,8%), Ставропольский край (1,9%), Пермский край (2,7%), Самарская (1,5%), Удмуртия (2,1%), Чечня (1,6%), Севастополь (2,8%).

Чиновники и с этим показателем научились справляться лучше, чем врачи научились лечить коронавирусную инфекцию. Интересно сравнить показатели умерших нынешнего дня с показателями, например, трехмесячной давности…

Из таблицы видно, что в большинстве регионов-лидеров по смертности, этот показатель растет (исключение – Ингушетия). В небольшом числе регионов он находится на одинаковом уровне.

О показателях в регионах России на 10 августа смотрите таблицы и читайте здесь.

Чиновники лечат лучше, чем врачи?

Логично предположить: растет показатель там, где больше больных и здравоохранение не смогло справиться с потоком поступающих в стационары. Снижается показатель там, где научились лечить COVID-19 или манипулировать цифрами статистики.

Еще высокие цифры смертности зависят от того, что в некоторых регионах недоступна диагностика заболеваний и диагнозы попросту не ставятся. При этом снижается заболеваемость, остаются не выявленными легкие формы, а тяжелые заболевания никуда не спрячешь – от них люди умирают.

Следует пояснить, как может случиться так, что в С.-Петербурге, с высоким уровнем смертности, диагностика вдруг оказывается менее доступной, чем в провинциальном Зажопинске?

Просто. Чиновники вынуждены лавировать и выбирать, что в данный момент важнее: низкая заболеваемость или высокая смертность? COVID-19 – это не дизентерия, от коронавирусной инфекции люди умирают намного чаще, чем от сезонного гриппа.

Многие эксперты и обычные врачи утверждают, что статистика заболеваемости и смертности сознательно искажается. И доказывают это, ссылаясь на «избыточную» смертность.

Избыточная смертность.

Что такое «избыточная смертность? Это превышение количества смертей над ожидаемым – типичным для данной местности и времени года. Избыточная смертность – всегда форс-мажор, связанный с вполне определенной причиной.

К смертям от ВИЧ-инфекции, как и высоченной заболеваемости, в России привыкли и не обращают на них особого внимания. Хотя возможности современного лечения позволяют снижать, по меньшей мере, смертность.

К COVID-19 пока не привыкли: одинаково не нравится чиновникам рост заболеваемости и рост смертности. Приходится выбирать. За заболеваемость могут поругать – но ее можно объяснить тупым населением. Рост смертности объяснить необходимостью «менять народ» — сложно! А вот быть обвиненным в неумении организовать оказание медицинской помощи – легко!

Планеты встали не так или ветром надуло?

Посмотрите на «верхушку» этой весьма любопытной таблицу – в ней указано количество «избыточных» смертей для регионов-лидеров. Сразу отмечу: источник более чем заслуживающий доверия, в компетенции сомневаться не приходится.

Некоторым «твиттерянам» не понравились «круглые» цифры. Повторю: цифры расчетные, в зависимости от значения могут немного варьировать. Но не это главное.

Главное – избыточная смертность есть и весьма значительная. Официальные лица должны объяснить, что стало причиной роста показателя: планеты не так встали или «ветром надуло»?

Понятно и не требует доказательств и другое: 5000 избыточных смертей для Пензенской области, например, и для Питера – это две большие разницы. То есть приведенные в таблице цифры не могут отражать масштабы проблемы.

Поэтому мы посчитаем количество «избыточных» смертей на 100 тысяч населения.

Как видите, картина немного меняется. И объясняет логику действий чиновников.

Понимать логику чиновников

Допустим, изначально не было тестов или была дана команда снизить заболеваемость – никому не хотелось попадать в число лидеров по эпиднеблагополучию. В обоих случаях диагностика была недостаточной, и дала возможность:

  • «снизить заболеваемость»
  • не выявлять «легкие» формы заболеваний.

Логика понятна? Если это можно назвать логикой. Повторю: тяжелые формы заболеваний скрыть невозможно – от них умирают.

А вот не диагностировать их, провести под другим диагнозом – дело техники. Нет диагноза – нет и статистического роста заболеваемости, уменьшается смертность от COVID-19. Но при этом растет «избыточная» смертность и, что очень важно, увеличивается процент умерших от общего числа заболевших (с выставленным диагнозом).

Увеличение процента умерших от общего числа заболевших на фоне роста «избыточной заболеваемости» свидетельствует:

  • о низком уровне системы здравоохранения;
  • о манипуляциях с цифрами статистики.

На распутье

Выбирать приходится самим чиновникам. Увеличение % умерших от числа заболевших можно объяснить неумехами-врачами. Но вот рост числа умерших от числа заболевших на ее фоне «избыточной» смертности очевидно говорит о манипуляциях со статистикой. И о том, что на эти манипуляции идут руководители учреждений здравоохранения и минздравов.

В награду «за верность» — ордена и медали чиновникам, которые к оказанию помощи больным не имели отношения. Только – к организации здравоохранения.

У слова «организация» в данном случае много менее приятных синонимов. Выбор есть у каждого: стрелять или не стрелять, врать или не врать…

Автор статьи: Олейник Сергей Викторович, врач-эпидемиолог, организатор здравоохранения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *