Как не стать жертвой имитации борьбы с COVID-19

Эпидемия набирает обороты. Мы же, вместо того, чтобы жестко и быстро реагировать на ситуацию, имитируем активность и надеемся, что с нами ничего не произойдет. Но таких «антипаникеров» становится все меньше.

На убыль пошли анекдоты о том, как нам не страшен злобный вирус. Народ сметает все с прилавков магазинов и аптек.

Важно понимать, какая активность полезна для людей, а какая – вредит всем. Давайте разбираться.

Информация и дезинформация

Люди у нас вовсе не глупые. Они понимают: утверждать, что удалось сдержать эпидемию на основании данных об огромном количестве отрицательных тестов на COVID-19 — неправильно.

Такие «достижения», как и при ВИЧ-инфекции, могут объясняться низким качеством диагностики и рекламируемых отечественных тестов. Специалисты понимают, что в системе диагностики существуют недостатки .

Блогеры и политические движения оппозиционного (и не только) толка, проводят эксперименты и приходят к выводу: обследоваться на COVID-19 вовсе не просто.

Сколько у нас заболевших?

На этот вопрос не ответит никто. Очевидно, что их в десятки раз больше официально озвучиваемых цифр. Первая полоса «оцепления», которое требовало оповещения о своем пребывании за рубежом, распространялось лишь на несколько «пораженных» стран. Прибывшие из Италии, Франции, Германии внимания удостоились позже.

Коллеги из Роспотребнадзора сейчас «козыряют» тем, что некоторые вновь заболевшие не были за границей. Мол, всех «туристов» мы отлавливаем исправно. Когда у нас относительно мало прибывших из-за рубежа, поместить их на обсервацию и обследовать контактных – дело техники.

Выявление «местных» заражений говорит о недостаточном качестве и объеме проведенных обсервационных мероприятий, их ограниченности и запаздывании.

Ужесточим карантин?

О возможном ужесточении карантинных мероприятий заявил С.Собянин. Это правильно. Предпринимаемые сейчас меры недостаточны и половинчаты. Здесь России следует брать пример с Украины. Мы же ждем, когда будет много больных – и начнем действовать, когда будет уже поздно.

Люди не дожидаются жестких мер и, в отсутствие достоверной информации пытаются защитить себя сами.

Нет смысла делать запасы продуктов на годы! Делать двухнедельный запас самого необходимого – полезно.

Почему? На случай введения карантина и просто для того, чтобы реже посещать места массового скопления людей. К ним, безусловно, относятся торгово-развлекательные центры.

Все лучшее — детям

Власти всерьез озаботились здоровьем детей, хотя в зоне риска находятся люди пожилые. Но кто же будет против того, что все лучшее должно принадлежать детям?

Несложно представить, куда направит стопы огромная масса школяров. Ждать от детей суперсознательности и самодисциплины вряд ли стоит. Одна надежда: на гаджеты и Интернет.

На бабушек и дедушек надежды нет, они работают так же, как и родители. Если не успели выйти на пенсию.

Удивляют отдельные регионы, губернаторы которых, введя на территории режим повышенной готовности, «ограничивают», а не запрещают проведение массовых мероприятий: проводят семинары и спортивные турниры.

Личная безопасность

Об этом сказано и написано немало. В том числе и о том, что ношение медицинских масок – не панацея. Их следует носить (и менять через 2-3 часа) людям с симптомами ОРВИ, временно – когда вы вынуждены ехать в переполненном транспорте. А еще — медицинским работникам.

Сметая маски с прилавков аптек «на всякий случай» вы лишаете их тех, кому они действительно нужны. Доходит до абсурда: больницы не могут закупить маски и медицинским работникам предлагают их шить в свободное от работы время.

COVID-19

У врачей и медсестер скоро не будет свободного времени. А у вас не будет медицинских работников, которых в последние годы граждане привыкли обвинять во всех смертных грехах. Не понимая, что медработников поставили в невыносимые условия «оптимизаторы здравоохранения».

Как COVID-19 будет поражать регионы

Когда я начинал работать в небольшом районном центре, в нем была новая ЦРБ: хирургическое, гинекологическое, инфекционное и прочие отделения. С полным комплектом медработников (для них был построен жилой дом). Сейчас там инфекционного отделения нет, а сама больница стала участковой.

А вот богатые люди есть везде: они привыкли проводить отпуск и праздники не в огороде, а на курортах (морских, горнолыжных). Именно они прошли первую линию «оцепления» и принесли вирус в глубинку, переболев в легкой форме и даже не почувствовав этого.

COVID-19

Дальше просто: они успевают инфицировать до полутора десятков человек, ведущих обычный образ жизни (кино, магазины, церковь, школа и т.п.). Некоторые из заразившихся начинают болеть тяжело. В условиях недостатка информации они не вызывают медработников «на себя», а сами идут к врачу, в поликлинику.

Хорошо, когда медработников уже подготовили к эпидемии, а не просто поставили «галочку», заставив сдать на компьютере дежурный тест.

Вторая полоса «оцепления»

Система Роспотребнадзора и Погранслужба ФСБ окажутся абсолютно бессильными, когда из-под контроля (в связи с запоздалыми и половинчатыми решениями) выйдет ситуация в Москве.

В случае, когда не будет принято решение об оплачиваемых отпусках при УСЛОВИИ самоизоляции по месту временного пребывания, связанному с работой, поток «внутренних мигрантов» хлынет в регионы. И начнет распространять COVID-19 у себя дома.

COVID-19 в итоге начнет распространяться «по экспоненте».

О вреде «позвоночных»

Ни власти, ни организаторы здравоохранения об этом даже не подозревают. Но хуже всего – «позвоночные», как их нежно называют врачи. Они идут даже не в поликлинику, а сразу по звонку – в кабинет главного врача. Тот приглашает начмеда или заведующего отделением и поручает отнестись к больному «с пониманием».

коррупция и ВИЧ

В итоге руководство медицинской организации имеет шанс направиться на обсервацию и быть изолированным. До тех пор, пока больной не выздоровеет, а с момента последнего контакта с ним не пройдет 14 дней.

На этот период медицинские работники, не успевшие воспользоваться средствами защиты, будут исключены из процесса оказания медицинской помощи. Хорошо, когда при этом никто из медицинских работников не заболеет.

Когда наступает коллапс в медицине?

У нас не так много медработников, чтобы ими жертвовать. И боксированных отделений, в которых следует размещать заболевших и контактных – тоже немного. Обсервация на дому – неизбежный, но малоприятный (для членов семей) выход.

Оборудования у нас тоже немного. Потребуются в большом количестве аппараты ИВЛ. Как и в Италии, может возникнуть ситуация, когда медработникам придется решать, кому оказывать помощь – так происходит, когда наступает коллапс в медицине.

Проводить ИВЛ каждый врач не может – не умеет, да и не имеет права. Поэтому «нарасхват» будут не только инфекционисты, но и врачи отделений реанимации и интенсивной терапии.

Поэтому сейчас определяют больницы, имеющие необходимые условия для размещения больших потоков больных, закупают оборудование. Пока еще есть время и подготовить кадры.

Победа зависит и от нас

В мире накоплен уже достаточный опыт для того, чтобы остановить эпидемию, не дожидаясь коллапса и распространения COVID-19 по экспоненте. Цена промедления сейчас – тысячи жизней.

Но победа над эпидемией зависит и от нас. Привыкайте к мысли об ограничении контактов и самоизоляции. К тому, что придется временно отказаться от своих привычек. Готовьтесь к карантину и думайте о близких.

Вы дочитали этот текст до конца? У вас остались сомнения? Читайте статьи на нашем сайте и на канале Яндекс Дзен.

Автор статьи: Олейник Сергей Викторович, врач-эпидемиолог, организатор здравоохранения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *